Гийом Фай Археофутуризм скачать

      Комментарии к записи Гийом Фай Археофутуризм скачать отключены

Уважаемый гость, на данной странице Вам доступен материал по теме: Гийом Фай Археофутуризм скачать. Скачивание возможно на компьютер и телефон через торрент, а также сервер загрузок по ссылке ниже. Рекомендуем также другие статьи из категории «Шаблоны».

Гийом Фай Археофутуризм скачать.rar
Закачек 3775
Средняя скорость 9121 Kb/s

Гийом Фай Археофутуризм скачать

Гийом Фай:
от «новых правых» — к белому миру

1. ИДЕОЛОГИЯ НОВОГО АМЕРИКАНСКОГО ИМПЕРИАЛИЗМА.

3. МИЛИТАРИСТСКИЙ ВЫБОР

5. ЕВРОПА: АМЕРИКАНСКИЙ КОШМАР?

6. ИСЛАМИЗМ И АМЕРИКАНИЗМ

7. МИАА ИЛИ МАНИАКАЛЬНЫЙ И ИСТЕРИЧЕСКИЙ АНТИАМЕРИКАНИЗМ

9. США: внутренние угрозы

10. За европейский ответ

11. «Север» или конец американской мечты

Отрывок из книги Гийома Фая «Археофутуризм»

Гийом Фай (Guillaume Faye) – современный мыслитель, ставший в последние два десятилетия одним из главных интеллектуальных лидеров революционно-консервативного движения в Европе.
Автор нескольких книг по проблемам политологии и философии современности. Наиболее известные из них: «Система убийства народов» (1981), «Упадок Запада» (1984), «Новые идеологические ставки» (1985) и «Археофутуризм» (1998).
В них мыслитель провозглашает: возврат архаических ценностей; возрождение этнических и народных традиций; организацию культа и духовности с чётко оформленной иерархией; разделение ролей между полами; культ предков, обрядов и испытаний при посвящении; восстановление органических общин на уровнях от семейной сферы до народа; престиж военного класса; открытое и идеологически узаконенное неравенство общественного статуса; пропорциональность обязанностей правам.

Из предисловия к книге Гийома Фая «Всемирный переворот: Эссе о новом американском империализме», Москва, 2005

Археофутуризм Фая предусматривает (даже в пределах следующих двух декад) возможность крупномасштабного цивилизационного кризиса. Исходя из этого, концепция «археофутуризма» заключается в восстановлении смонтированной итальянскими футуристами конца двадцатого века концепции Европейской Империи, основанной, с одной стороны, на реанимации витальных архаичных ценностей и агрессивной эксплуатации научных технологий, с другой.
Вполне возможна вероятность, что именно после этой, прогнозируемой и нивелирующей современность, катастрофы возродится и начнёт верстаться археофутуристический дискурс, уже в качестве альтернативного видения и, в то же время, мировой идеологии. В действительности трудно взять на себя смелость окончательно спрогнозировать начало извержения хаоса, развёртывания энтропийных процессов. Такую ответственность, вслед за Джорджо Локки, в период межвременья и начиная с этого момента, можно наложить на посткатастрофическую концепцию мира. Всё это можно сосредоточить на уровне археофутуристического общественного мнения. Но мы, прежде всего, должны наполнить благонадёжным, вполне определённым содержанием предлагаемую Фаем концепцию.

Для начала необходимо, во-первых, вернуть слову «архаика» его истинное значение, которое, исходя из греческого этимона «архэ», является позитивным и не грубым словом, и означает «базис» или «начало», одновременно, такой себе «первичный импульс». «Архэ» также выступает в качестве креативного и неизменного, а также напрямую касается центрального концепта «порядка». Следовать «путём архаичного» — не значит ориентироваться только на ностальгию, на ретроспективный взгляд в сторону имеющегося эгалитарного модерна, который, очевидно, находится в кризисной стадии, историческую регрессию которого мы имеем возможность наблюдать невооружённым глазом.
Является ли «архаизм» формой традиционализма? И да, и нет. Адепты традиционализма проповедуют принцип преемственности ценностей и, как правило, борьбу доктрин на поле «табула раса», то есть в качестве противостояния номинализованных мировоззренческих схем. Однако, на самом деле, очень многое зависит от того, какая именно традиция наследуется, или, по крайней мере, передаётся. Вполне очевидно, что при таком подходе не каждая идеология имеет шанс выступить в предлагаемой ипостаси. Достаточно верифицированным и в целом валидным будет отказать в этом различным универсалистским и эгалитарным идеологиям, а также тем, которые есть, или воспринимаются фиксированными, закостеневшими, демотивированными. Таким образом, следует различать вариации традиции (то есть, системы унаследованных ценностей), которые являются положительными, и те, что, в целом, надо воспринимать как вредные.
Проблемы, затронутые в современном мире и угрожающие катастрофой эгалитарной современности являются всегда архаичными: религиозный вызов Ислама; геополитический контекст существования некоторых ресурсов, как: сельскохозяйственные угодья, нефть, рыбная ловля; конфликт «Север-Юг» и, фактически, колонизационная миграция в северное полушарие; рост населения и физическое столкновение эмпирической действительности в противовес идеологии правительств.
Все эти вопросы возвращают нас к всё тем же полемическим, старым вопросам, пребывающим в пределах квазитеологических политизированных дебатов 19-20-го века, типа разговоров о размножении ангелов и тому подобное.
Кроме того, философ Раймонд Руэр, не принимающий принципы левой интеллигенции, подчёркивал, что как только исторические отклонения, обнаружившие свой пик в 19-20 столетии, состоятся, гуманистические эгалитарные галлюцинации пойдут на спад, общество вернётся к архаическим ценностям, таким, как, например, наипростейшие и наифундаментальнейшие из них: распределение половых ролей; передача этнических традиций, духовная и священническая организация; прозрачность и контролируемость социальной иерархии; преемственность обрядовой традиции; инициатические обряды; реконструкция органической взаимосвязи в течение всей социальной дистанции от семейного сообщества до национального; деиндивидуализация, построенная на диалектическом понимании парного объединения; конец неупорядоченных половых отношений; престиж воинской касты; социальное неравенство, отличное от оного несправедливого и фрустрирующего индивида в сегодняшних эгалитарных утопиях, но прозрачное и идеологически оправданное; распределение по алгоритму баланса режима работы и права; справедливость диктата и использование его в коллективных, но не индивидуальных целях; определение человека как и любой составляющей социального тела в качестве диахронического объединения с общедоступными возможностями, а не синхронной массы индивидуальных атомов и т.д.
Помнится, в своё время известный французский мыслитель, известный своими левыми симпатиями, чьё имя, по известным соображениям, не стоит произносить вслух, сказал: «Очевидно, что рыночная экономика в значительной степени страдает от идеологии современного Ислама, поскольку последний основывается, прежде всего, на индивидуальной экономической прибыли, в основном кратковременной и не очень стабильной, по крайней мере — непериодичной».
Таким образом, можно утверждать, что современная идеология, или скорее — идеология современности, господствующая сегодня, но не дольше (!), пытается представить ценности как дьявольские, большинство из которых, как минимум, параноидальные и достойные внимания опытного психиатра. На самом же деле можно утверждать, что «архаичные» либо же «традиционные» ценности являются легитимными. Сущность человеческой природы заключается в соблюдении этих самых ценностей, присущих ей с незапамятных времён, и, в то же время, в пренебрежении навязанной Просвещением идеи индивидуальной эмансипации, которая в итоге приводит к изоляции и социальному варварству. Справедливость данного утверждения можно проиллюстрировать на примере существовавшего у греков принципа «политического животного», то есть «социально и органично вписанного в черте города-полиса животного», в противовес той же изолированной и вегетативной, однако наделённой псевдоправами, оторванной от сообщества индивидуальности.
В практическом приближении можно сказать, что архаичные антииндивидуалистические ценности предоставляются для самореализации, солидаризации и социальности мира, не воспринимающего эгалитарный псевдоэмансипированный антииндивидуализм, завершение которого было замечено ещё на примере законов джунглей.

Творческий перевод с украинского: Comrade Waldganger

от «новых правых» — к белому миру

«Гийом Фай был воистину мотором ГРЕСЕ, главной организации «новых правых» во Франции в начале 8О-х годов», — пишет Роберт Стойкерс в своей брошюре «Вклад Гийома Фая в движение «новых правых» и краткая история его устранения» (Эдисьон дю Клепсидр, 1996). Более того: «Фай один воплощал в себе настоящих новых правых». Сегодня, однако, сам Гийом Фай употребляет слова «новые правые» не иначе, как в кавычках. Кто же он такой? Какую идеологию представляет он сегодня? Знакомство с его биографией и его трудами показывает, что на разных этапах своей жизни он выражал разные точки зрения. Можно ли считать, что теперь у него окончательно сформировалась определенная система взглядов?

Гийом Фай родился в 1949 году в Ангулеме, во французской глубинке, куда сегодня в ужасе бегут жители столицы Франции, которая все больше превращается в арабско-негритянский город, как Москва — в кавказский. В своем интервью бельгийскому журналу «Антейос» (см. русский перевод в пятом номере журнала «Атеней»). Г. Фай говорит, что восхищение дикой природой, лесом, морем и горами, сделало его «язычником» в раннем детстве, когда он еще не понимал, что это такое.

Но Гийом Фай отнюдь не «человек из леса», это ученый, имеющий диплом парижского Института политических исследований, доктор политических наук. Он преподавал также психологию сексуальности на медицинском факультете Безансонского университета.

Свою борьбу на идейном фронте Г. Фай начал в 1971-73 годах в рамках «Кружка Вильфредо Парето». К сожалению, у нас мало известны как имя, так и работы этого учителя Муссолини, творца учения о циркуляции элит. Руководителями этого кружка были Жан-Ив Ле Галлу и Иван Бло, будущие депутаты Европейского парламента от партии Ле Пена. Любопытно, что эти два деятеля устроили первый раскол в ГРЕСЕ, стремясь сойти за «респектабельных» в отличие от «неофашиста» Алена де Бенуа (сегодня сам Бенуа тщетно стремится к тому же), а позже по той же причине поддержали раскольника Мегрэ против Ле Пена.

Г. Фай публиковался в 7О-х годах в журнале «Кайе дю Серкль Вильфредо Парето» и с самого начала был активным сотрудником печатных органов ГРЕСЕ, журналов «Элеман» и «Нувель Эколь». Свои статьи он посвящал тем идеологам, под влиянием которых формировались его взгляды: Парето, Карлу Шмитту, Хайдеггеру. Во время первого раскола «новых правых» в 1977-78 годах Г. Фай остался на стороне Алена де Бенуа.

Когда летом 1979 года «новые правые» попали под огонь прессы, Г. Фай начал непрерывный «тур де Франс» по всей стране. Повсюду стихийно возникали местные организации ГРЕСЕ, и пламенные выступления Фая сделали его кумиром молодых нонконформистов из числа французских правых. Как считает Р. Стойкерс, в 1979-1984 годах ГРЕСЕ достигла своего апогея, конечно, под руководством Алена де Бенуа, но, прежде всего, — благодаря харизме Гийома Фая.

В этот же период одна за другой выходит книги Фая: «Система убийства народов» (Париж, «Коперник», 1981), «Секс и идеология» (Париж, 1983), «Против экономизма» (Париж, 1983), «Упадок Запада» (Париж, «Лабиринт», 1984), «Новое общество потребления» (Париж, 1984), «Новые идеологические вызовы» (Париж, «Лабиринт», 1985), «Новые речи к европейской нации» (Париж, 1985).

Г. Фай видел тогда главную опасность в навязывании европейцам абстрактных или чужих норм. Противостоять этому может только народ, который живет своими ценностями. В те времена Г. Фай еще считал, что европейцы, которые хотят восстановить свою самобытность в противовес многорасовому обществу или западной цивилизации, должны быть солидарны с теми, кто сражается за свой «негритюд» или «арабизм» («Новые идеологические вызовы» цит. по немецкому сборнику «Мужество быть самобытным». Изд. Пьер Кребс, «Туле-Библиотек», 1988, с. 260). Теперь Г. Фай понял, что сражаться надо только за европейскую самобытность, а все прочие «самобытности» для нас не потенциальные союзники, в вполне конкретные враги.

Как отмечает Р. Стойкерс, «Фай создавал свои произведения в среде, которая не была его средой, которая не узнавала себя целиком — или совсем не узнавала — в том, что он писал». Расхождения становились все более явными, и в 1987 году Фай окончательно порвал с ГРЕСЕ.

Затем последовало долгое молчание. Фай отошел от общественной деятельности, занялся шоу-бизнесом, рекламой, выступал в качестве конферансье, работал на радио и телевидении. И вдруг он снова, как ракета, ворвался на арену идейной борьбы. В 1998 году в парижском издательстве «Энкр» вышла его книга «Археофутуризм», которая, согласно анкете журнала «Рефлешир эт Ажир», занимает теперь первое место в кругу чтения французской правой молодежи. Гийом Фай опередил даже ее главного кумира — Юлиуса Эволу.

Жильбер Сенсир, основатель международной ассоциации «Европейская синергия», приветствовал (в журнале «Мюнисьон», март 1999) возвращение Гийома Фан и писал: «Его цель — омолодить наше идейное течение, открыв перед ним пути, которые несколько лет назад невозможно было вообразить. Его главный тезис заключается в том, что современный мир движется к «конвергенции катастроф», к сотрясению цивилизации, и что законом мира, который наступит после хаоса, будет археофутуризм, взрывчатая смесь науки и техники и возврата к ценностям предков».

«Выводы Гийома Фан радикальны и провокационны. Он дает нашему духовному семейству, прежде всею, молодежи, оружие мятежа, освобождения и возрождения. Это не просто политически некорректная, а идеологически диссидентская книга, она открывает неисхоженные идеологические пути, способные объединить все составляющие нашего духовного семейства и нашей политической сферы во Франции и в Европе».

Согласно этой книге, «наши корни имеют будущее, если мы сумеем их видоизменить и спроецировать в будущее». И книга заканчивается научно-фантастической «хроникой археофутуристических времен», событий 2073 года в Евросибирской Федерации.

«Эго книга — шок, удар хлыста для критического ума — пишет Ж. Сенсир — манифест, который составит эпоху и который надо срочно прочесть. Автор формулирует в нем цели, восходящие по прямой линии к его единственному истинному учителю — Ницше».

«Археофутуризм» — критическая и самокритичная книга. Г. Фай пишет в ней, что «новые правые» с самого начала занимали двусмысленную позицию, что культ классических ультраправых, особенно немецких, сочетался у них с происламскими лозунгами. Второй главной ошибкой Г. Фай считает политизацию язычества, попытку сделать из него догму в противовес христианской догме. Ярый антикатолицизм сочетался с явной симпатией к исламу, что идеологически абсурдно, так как ислам это строгий теократический монотеизм, «религия пустыни» в сыром виде. Третьим недостатком был фольклорный характер неоязычества. Это снижало ценность европейской культуры.

Г. Фай отмечает, что в Италии, Германии, Бельгии, Франции, Хорватии, Испании, Англии, России, Португалии и других странах есть люди и журналы, движения и ассоциации со сходным мировоззрением, но его поражает, сколько в этой среде расколов и склок, как живуч сектантский дух. Поэтому он подчеркивает необходимость синергии.

Второй скандальной книгой Г. Фая стала «Колонизация Европы. Правда об иммиграции и исламе», которую издательство «Энкр» выпустило в 2000 году уже шестым изданием. Фай видит в этой колонизации главную угрозу европейской самобытности. За такое нарушение политкорректности и «разжигание межнациональной и межрелигиозной вражды» Фай подвергается травле в СМИ и судебным преследованиям. На него накладывают штрафы, его счета в банках арестованы.

Защита своей национальной самобытности это в наше время уже преступление, автоматически влекущее за собой обвинение в «разжигании». Но в книге «Почему мы сражаемся» (изд. Энкр, 2001) Г. Фай снова предупреждает: «Наши народы сталкиваются с самыми серьезными угрозами за всю свою историю: демографический крах, колонизация в результате наплыва инородцев и мусульман, разложение европейских структур, подчинение американской гегемонии, забвение культурных корней».

Аннотацию к своей новой книге «Всемирный переворот. Очерк о Новом Американском Империализме» (Энкр. 2004) Г. Фай написал сам. Он полагает, что эта книга шокирует как атлантистов, так и антиамериканцев, потому что она сражается против вульгарных вариантов их идеологии. По его мнению, после краха СССР произошло глубокое изменение природы традиционного американского империализма, и он избрал путь самоубийственной необузданности, поставив своей целью завоевание мирового господства и воображая себя новой Римской империей. Г. Фай задается вопросом, что лежит в основе этого тщеславного безумия: идеология «неоконсерваторов», финансовые интересы БПК и нефтеполитиков, агрессивность израильского лобби, крайний национализм или что-то другое? В своей книге он пытается ответить на эти вопросы. Он не верит, однако, что Новый Американский Империализм в его военных и технико-экономических формах представляет собой смертельную угрозу для Европы. Для него одним миром мазаны как атлантисты, так и люди с синдромом «маниакального и истеричного антиамериканизма», смешного и непродуктивного. В числе последних резкой критике подвергается А. де Бенуа, который остался на тех же позициях, на которых стоял сам Г. Фай в 8О-х годах, и проповедует союз с исламом и странами Третьего мира против Америки. Г. Фай критикует как американофилов, так и американофобов: и те, и другие, по его мнению, не знают реальную Америку. Смертельная опасность, утверждает он, исходит не от Америки, мощь которой сильно преувеличена, а от тех, кто допускает и стимулирует наплыв инородных этносов в Европу, хотя его поощряют и определенные круги в Вашингтоне: не на них лежит настоящая ответственность. Г. Фай пытается доказать, что США не главный враг, а противник, но эти его терминологические упражнения не очень убедительны.

Исходя из своей концепции «Евросибири». (точнее, это союз Европы и России; Г. Фай использует этот термин во избежание путаницы с пресловутым «евразийством»), Г. Фай выдвигает идею Севера, т.е. объединения всех живущих на планете народов европейского происхождения, включая русских и белых американцев, в этнополитической, а не геополитической перспективе. Он избегает слова «раса», поскольку оно на современном Западе считается неприличным, но совершенно ясно, что означает его «этнополитика»: это политика, основанная на осознании расового единства всех белых народов.

Г. Фай выпускает небольшую газету под названием «Жэ ту компри» («Я все понял»). Может быть, он понял и не все, но по уровню понимания он превосходит большинство как западных, так и российских идеологов.


Статьи по теме